Терапии не существует. Есть LIFE

Ребенок узнает мир через движение. Сначала он начинает следить за теми предметами, которые находятся у него непосредственно перед глазами, затем начинает переворачиваться с боку на бок, сидеть, ползать, стоять и ходить. И все это ради достижения поставленных перед собой целей: как в капле воды отражается океан, так в маленьком человеке сконцентрировано стремление человечества удовлетворить свою любознательность. Увидеть, услышать, потрогать, понять… Для этого природа щедро одарила его органами чувств, позволяющими отличать мягкое от колючего, глянцевое от матового, большое от маленького…. Именно они дают ребенку возможность исследовать мир самостоятельно, а способность обучаться – познавать и то, что находится вне пределов непосредственной видимости и слышимости, постепенно готовиться к осознанию абстрактных понятий, которые пощупать невозможно.
Развиваются его коммуникативные навыки, он учится понимать язык жестов, делать выбор, основанный на его знаниях и представлениях о последствиях такового.
Ребенок с синдромом Дауна или другими неврологическими расстройствами лишен таких естественных этапов развития. В результате цепочка “нормального роста” нарушается, меняется весь процесс открытия человеком мира. В результате ребенок зачастую не имеет возможности делать даже такой простой выбор, как еда, одежда – все эти и множество других повседневных решений, незаметных для его «нормальных» сверстников, принимаются за него окружающими.
Мы должны задаться вопросом: что должно представлять собой лечение подобных детей? В каком виде оно существует сегодня?
В медицинском (и не только) мире существует мнение, что главное в этом процессе – упражнения для “укрепления мышц”. Само собой как бы подразумевается, что в здоровое тело вселится здоровый дух и далее все пойдет как надо.
Не пойдет! Никакие искусственные упражнения не заменят собой выработанных до автоматизма функциональных движений направленных на достижение конкретных целей. Это как, не имея велосипеда, научиться на нем кататься: здесь нужна только практика, не так ли? Причем, согласитесь, касается это абсолютно каждого. Повторяя одни и те же движения в разных вариациях, «приноравливая» их к своему телу, человек вырабатывает наиболее оптимальные пути, ведущие к достижению целей, и, доведя их до автоматизма, в дальнейшем уже двигается, как дышит: движение становится его второй натурой.
Синдром Дауна, как и другие неврологические заболевания, затрагивает практически все органы чувств маленького человека. Ему неизмеримо сложнее воспринимать окружающую действительность и выражать собственное отношение к ней.
Всем тем навыкам, которые естественно приходят к другим, его необходимо учить целенаправленно, шаг за шагом. Как взять зубную щетку и что с ней делать, как управляться с ложкой, чтобы донести без потерь ее содержимое до рта, как завязать шнурки и десятки, сотни этих ежедневных «как».
Может ли укрепление мышц вместить в себя весь этот огромный арсенал движений, необходимых для самостоятельной жизни? А ведь именно независимость человека в быту (как минимум) и является целью нашей терапии. И это действительно лишь самый минимум, начальная ее стадия, потому что ничуть не менее важно научить человека адаптироваться в «большом» мире, который за пределами его дома, дать ему навыки социального общения.
Таким образом, я пришел к убеждению: термин “укрепление мышц” не должен быть использован в отношении этих детей.
Тем, кто его окружает, необходимо запастись огромным терпением, овладеть определенными психологическими знаниями. Они нужны хотя бы для понимания всех причинно- следственных связей, определяющих поведение ребенка. Мы должны научиться понимать, что, например, его крик, плач – это попытка привлечь наше внимание к чему-то неправильному, некомфортному для него и уметь находить эти причины.
Именно так начинают рождаться и укрепляться коммуникативные и социальные навыки. Они же обязательно помогут и в решении нашей задачи дать возможность ребенку овладеть ежедневными функциями. Без взаимопонимания, двухстороннего контакта никакие «нотации», руководства, разъяснения, как и для чего нужно овладеть тем или иным движением, не сработают. И процесс этот – беспрерывный, как сама жизнь, пока бьется человеческое сердце.
Не случайно свою созданную систему я назвал LIFE. Это и слово, говорящее само за себя, и аббревиатура: Learning Independent Functions for Everyday – обучение ежедневным самостоятельным функциям.
В рамках этой программы идет кропотливая работа над привитием навыков общения, развитием кругозора, интеллекта. В ее результате маленький человек начинает глубже воспринимать окружающий мир и осознавать себя как его часть.
Основная наша задача заключается в стремлении вернуть ребенку утраченные функции. Это каждодневная работа, и потому очень важно, чтобы все, происходящее в стенах клиники, продолжалось дома.
Мы учим родителей, как разговорить детей, как общаться, как чувствовать их настроение, как находить для них задачи, соответствующие уровню развития и поднимающие их на следующие ступени. Результатом должно стать то, что ребенок будет находиться в атмосфере взаимопонимания, у него не возникнет ощущения собственной неполноценности, он сможет активно выполнять деятельность, максимально возможную в его жизненной ситуации.
Программа основана на глубоком знании детской психологии и педагогики (спасибо моему педагогическому образованию), а также принципов развития ребенка и его возможных патологиях (спасибо медицинскому образованию). 
Программа LIFE предназначена для детей с неврологическими расстройствами, в том числе таких, как синдром Дауна. В ее фундаменте – взаимопонимание в общения между психотерапевтом, ребенком и родителями, без которого невозможно добиться успеха.
Наша общая задача заключается в том, чтобы ребенок понял, для чего необходимо его лечение, сознательно подходил к обучению функциональным навыкам, не слепо копируя разучиваемое движение, а осознавая, что оно – этап на пути к определенной цели.
Таким образом, ваш ребенок одновременно осваивает новые навыки, и устанавливает связи между предметами, понятиями, явлениями.

Моей юной пациентке Дороти был поставлен синдром Дауна. Когда ее впервые привели на прием, главным чувством девочки был страх перед неизвестностью. Она плакала и кричала именно из-за непонимания, почему она оказалась в кабинете клиники, где все так незнакомо.
Вновь и вновь приходится повторять: дети способны понимать гораздо больше, чем кажется многим взрослым. Так получилось и с Дороти. Мы сумели объяснить, для чего она здесь, почему от ее крика не нет никакого толка, убедить спокойно рассказывать о том, что ее волнует. Заодно учились родители девочки, которые смогли продолжать эту «политику» дома.
О каждом новом приобретенном навыке, о каждом освоенном движении тут же становилось известно всем членам нашей команды LIFE – физиотерапистам, массажистам, специалисту по развитию речи. Свою часть работы они уже строили с учетом новых достижений Дороти, закрепляли их, шли дальше. Шли дальше в умении общаться с собственным ребенком и родители: они уже увидели прогресс, поверили в нашу систему.
Все увереннее стала держаться Дороти при ходьбе, все легче стали даваться навыки социального общения – настолько, что появилась возможность отвести ее в детский сад. Такое могло произойти в результате слаженной работы всей нашей команды и тесной связи с родителями. Сегодня, когда необходимость наших частых встреч отпала, основная нагрузка лежит на них: программа LIFE останавливаться не имеет права.
После того, как стены между клиникой и домой оказались разрушенными и программа LIFE стала частью повседневной жизни, отпала всякая необходимость говорить о терапии в отношении ребенка. Терапии нет, есть жизнь, есть стремление открывать и познавать действительность и находить в ней свое достойное место.

Natan

About the author

Natan Gendelman has written 135 articles for Enabled Kids.

Natan Gendelman is licensed as a physical therapist in Russia and Israel. After moving to Canada, he was certified as a kinesiologist and osteopathy manual practitioner. Natan has more than 20 years of experience providing rehabilitation and treatment for conditions such as cerebral palsy, autism, Down syndrome, pediatric stroke and acquired brain injury. He is the founder and director of Health in Motion Rehabilitation, a Toronto-based clinic whose main objective is to teach their patients the independence necessary for success in their daily lives.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*
Website


4 × = eight